[11 таблиц для чтения]

"О все видавшем", со слов Син-леке-уннинни, – заклинателя


Ник Теплов, 2005





О, Шамаш (бог солнца), своим светом ты озираешь весь мир как клинопись.
Писец



Едва возникнув, знак начинает повторяться. Без этого он не был бы знаком, не был бы тем, что он есть, то есть тем несовпадением с самим собою, которое исправно отсылает к тому же. То есть к другому знаку, который сам родится разделяясь. Графема, так повторяясь, не имеет, стало быть, ни естественного места, ни центра. Но утеряла ли она их когда-либо? Ее эксцентричность — нарушение ли это центровки? Нельзя ли утвердить безотносительность к центру, вместо того чтобы оплакивать его отсутствие? Откуда такой траур по центру? Центр, отсутствие игры смещений и различия, не другое ли это имя для смерти? Которая успокаивает, умиротворяет, но из своей бреши также и тревожит и подвергает опасности?
Жак Деррида




В период с 15 ноября по 20 июня 2005 года я последовательно обнаруживал в окружающей среде следы утраченного текста, стертых надписей, карты, не имеющие очевидной референции, рисунки или схемы, напоминающие планы городов, маршруты путешествия, геометрические построения, математические вычисления, записи астрономических наблюдений, зарисовки созвездий. Эти объекты, вернее сказать, артефакты, ибо большинство из них явно имели искусственное происхождение, были отсортированы и классифицированы в несколько тетрадей.
Все артефакты, на первый взгляд совершенно разнородные, явно обладали несколькими общими формальными признаками, которые определенно указывали на происхождение неизвестного послания, предположительно заключенного в них. Поверхности равномерно испещренные знаками, фрагменты кирпичной кладки, простые монументальные формы, тяготеющие к элементарным геометрическим фигурам, и полностью противоположенные сложные запутанные структуры, лабиринты, напоминающие то результат гадания на конволютированных внутренностях животных, то траектории небесных тел, орнаментальные мотивы основанные на избыточном повторении одного элемента, древность артефактов, все это указывало на страну происхождения – древняя Месопотамия. Первые результаты расшифровки в выбранном направлении оказались поразительны - каждый фрагмент представлял из себя часть эпоса о Гильгамеше! Были предприняты ряд экспедиций с целью обнаружения остальных частей произведения среди подобных объектов. В считанные месяцы в моем распоряжении оказались 11 крупных фрагментов текста и множество более мелких частей.

Эпос о Гильгамеше – одно из первых композиционно законченных эпических произведений. Правомерно предположить, что своими содержанием и формой (записи) сообщает нам нечто важное о литературе и письме.
Жак Деррида подмечает: в 'первой' на Земле письменности знак не имеет субстанции, не написан краской, не вырезан из камня, а являет собой отсутствие – борозда, выемка в глине, пустое место, нехватка материала. Письменность в таком случае – игра с пустотой, убывание, стирание. Книга загадочный объект, который не равен сам себе, она непрестанно стирается или бесконечно растет. Произведение всегда фрагментарно, и не существует его окончательного прочтения.
Трагедия Гильгамеша в невозможности обрести бессмертие. Смерть вписана в таблицу его судьбы, его путь. Гильгамеш, как абсолютный Центр произведения, не абсолютен.
Как архетип литературного героя Гильгамеш назван, но как таковой отсутствует, нам дан только его след, борозда в глиняной пластине, проторенная дорога, которой он же сам путешествует, которой путешествует каждый читатель.
Поиски Гильгамеша заканчиваются неудачей, открывая возможность литературы.

Если мы посмотреть на зеркало набора строф эпоса издалека, можно видеть след, проторенный героем в толще глины/книги.

Образ неба – важный структурообразующий элемент книги.
Шумерам одним из первых пришла мысль о соответствии 'мира дольнего' 'миру горнему'. Всему земному соответствует небесный прообраз. Миропорядок определяется "таблицей звезд". Эпос о Гильгамеше, по-видимому, отражает целый ряд ритуалов, связанных с годовым циклом и другими астрономическими событиями различных масштабов.
В культуре междуречья механизмом, связующим небо и землю был зиккурат – ступенчатое пирамидальное святилище. Модульная сетка книги представляет его план.
Квадрат на странице, растущий или убывающий в арифметической прогрессии, представляет ритуальное путешествие жреца вверх и вниз по зиккурату.
Таким образом в книге открывается третье – ритуальное – измерение, поступательное продвижение по сюжету, оказывается погружением или восхождением к центру, центру ускользающему, исчезнувшему; чтение становится стиранием, непрерывным возобновлением убывания.
Зиккурат Книги замкнут как бутылка Клейна, нет обратной стороны, изнанки, "нутри", только непрерывная поверхность перетекающая сама в себя.





Зиккурат книги:

Зиккурат книги



проект комментариев

1.
Таблица утраты невинности. По словам Леви-Строса, возникновение языка - катастрофа, ничто не обладало смыслом - им стало обладать все. Соблазн Энкиду
Соблазн подвергнуть расшифровке, вещи в диком, неозначенном состоянии придать значение, код, соблазн писать - отвращает от собственной истины.

2.
означающее/означаемое
Знак расщеплен в самом себе.
взаимопроникновение/взаимостирание

3.
Таблица №3 была обнаружена 10 января 2005 года, в канцелярских бумагах подлежащих утилизации. В составе находки находились объекты аналогичного свойства. Легко отстающие от основы от легкого надавливания буквы, по-видимому и составили текст третьей таблицы эпоса. В данном случае мы буквально наблюдаем след, истирание знаков в писании, инвертированное написание — как убывание, письмо наоборот. Текст определяется нехваткой знаков в изначальном наборе, их след и местоположение
в отношении неиспользованных символов дает возможность предположить содержание главы.

Матрица, план идеального города; знаки покидая этот небесный град совершают грехопадение в чувственную внеположенность.

4.
Практика гадания по внутренностям животных, обнаруживает себя в нашем методе исследования.
Наиболее утилитарные, прагматические предметы одного мира возможно лишь спонтанная иррациональная запись снов, мира иного.
лабиринт снов
лабиринт в небе

5.
Следы иных лабиринтов были обнаружены весной 2005 года.
Отменить лабиринт, выкорчевать, стереть глубину, оставляя лишь белую поверхность
с пеньками символов, останется ли это безнаказанным?
Следы, некогда пышного и непроходимого леса еще встречаются на страницах книг; кто прибегает к насилию письма обычно имеет некоторую отсрочку.

6.
Карты маршрутов небесных тел, планы космических битв, фазы лун, календари затмений запечатлены в древних артефактах; игольные проколы, , звезды прогрызли дыры в решете неба, теперь они также безразлично зияют в таблицах. На небе и поныне можно наблюдать траекторию бычьих членов, запущенных Энкиду в Иштар.

7.
судьба как набор изъятых фрагментов
программа

8.
аффектированное зрение или размытое сообщение? в местности утраты невозможно провести четкие границы,
эти фрагменты, нам случайно удалось изъять у размывания и зафиксировать, — одержимость фокусом тоже не знает границ
утрата

9.
Таблица №9 фиксирует носители знаков и сообщений (витрина, стекло сканера, флагшток) неожиданно опустошенными, они, застигнутые внезапно, стыдливо избегают взгляда, выказывая смущение своей наготой, либо подобно скелету, вызывающе выставляют себя на показ. Другие же места очевидно никогда не носили, и не могли носить сообщения, они выжидают в надежде соблазнить случайного прохожего, истребовать наполнения, смысла. Оплодотворенная пустыня прорастает драконьими зубами символов.

10.
medium
дискретность
делимость единиц сообщения?
что стоит за этими элементарными частицами?

11.
мерцающая точка роения в центре любого текста
стена знаков


Эти следы, возможно, только предваряют, становление текста


назад